Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:49 

Дерек Хейл/Стайлз Стилински, AU/Drama/Humor/Romance – Продолжение.

Amor omnibus idem (любовь у всех едина)...
08.07.2012 в 05:33
Пишет Salomeya0801:

Дерек Хейл/Стайлз Стилински, AU/Drama/Humor/Romance – Продолжение.
Название: Чтобы быть с тобой.
Автор: Salomeya0801
Фендом: Teen Wolf
Пейринг: Дерек Хейл/Стайлз Стилински (основной), Дерек/Айзек – (второстепенный), все остальные (по мере необходимости)
Рейтинг: от G до NС-17
Жанр: AU/Drama/Humor/Romance
Размер: Да, наверное, уже макси...
Саммари: Чтобы оставаться альфой, Дереку нужна не только стая, но и пара. Однако человек, который ему подходит – не отвечает взаимностью. Поначалу...
Отказ: чужого не надо, своего – не жалко ))
Статус: В процессе.
Предупреждения: ООС, чен-слеш.
От автора: Т.к. писалось до событий последних серий (и не зналось, что в них будет), в этом фике: Джексон - обычный оборотень, Лидия - канима, Бойда вообще пока нет - но он появится, наверное.

Глава 5

- Дерек!.. Знаешь, то, что ты сегодня выжил – меня действительно радует... Огорчает только, что - из ума!.. Аххх, ну что ты делаешь?!

Хейл ничего не отвечает, только сосредоточенно прикусывает стайлзову лодыжку, а потом продолжает медленное движение языком к ступне.

- Ладно, Мария Магдалина, раз я сейчас как бы в роли Иисуса, может, все-таки сначала поможешь мне кончить, а потом омоешь ноги? – Стайлз в очередной раз делает попытку дотронуться до своего члена…и снова получает раздраженный укус. Когда оборотень принимается облизывать и поочередно всасывать в рот пальцы его захваченной в плен левой ноги, Стайлзу кажется, что он сейчас тупо грохнется в обморок! Либо – от смущения, либо от перевозбуждения и жестокого спермотоксикоза. – Хе-е-ейл! Ты давно практикуешь предварительные ласки с элементами пыток? И – как на личном фронте? Много народу полегло?..

- Пытаешься ненавязчиво поинтересоваться насчет моих «бывших»? – самодовольно ухмыляется Дерек, широко провозя языком по стайлзовой стопе.

- Нннннет! Мне просто интересно, выживает ли кто-то после такооооо….- Дерек, крепко держа, отводит ногу Стайлза в сторону, проводя горячую дорожку языком от щиколотки до внутренней стороны бедра. Стайлз задерживает дыхание, даже немного съезжает по простыне вниз – намекая…

Но Хейл («Очехуевший мутант-извращенец!») спокойно отрывается («Отрывается!!!»), поднимает голову и, глядя на униженно зажмуренного Стайлза, напоминает:

- Ты сам виноват.

И он прав.

***

Стайлз, как идеальная девушка знал, где надо было промолчать. Знал ведь, зараза, но не смог! Минут пятнадцать назад, когда Дерек разделся, а антисодомский Апокалипсис в отдельно взятой голове Стайлза по этому поводу так и не начался, Хейл, словно с цепи сорвался. И сорвал со Стайлза трусы. Стайлз попытался прикрыться руками, но Дерек, облизываясь, медленно провел языком по нижней губе из стороны в сторону, словно говоря «Нет-нет…Кого ты обманываешь? Тебе ведь хочется вовсе не прикрыться…». И Стайлз, глупо улыбнувшись («Сексуально! Может быть, по детски бесхитростно, но сексуально!»), оторвал ладони от собственного паха и приклеил их к дерековым бокам. Это послужило для альфы стартовым сигналом к началу секс-гонки. В которой Дерек явно был абсолютным фаворитом – он делал все очень-очень быстро: целовал Стайлза сверху вниз вдоль средней линии груди, терся о живот и ноги Стайлза своими рельефными мышцами, остро прикусывал кожу вокруг стайлзова пупка, ненасытно тер и сжимал пальцами соски. И, как казалось Стайлзу, все это происходило многократно и одновременно. А когда к (и без того взрывоопасному) коктейлю ощущений подростка добавилась горячая и упругая теснота дерекова рта на стайлзовом члене, хозяин члена выгнулся дугой, желая немедленно кончить. Но хозяин рта почему-то был настроен против «немедленно».

-Ты готов?

- Да, черт тебя возьми!!! Эээ, а – к чему?..

- К торжественному вручению премий за самый тупые вопросы!

- А я должен войти в состав жюри?

- Нет, Стайлз, ты должен ВОЙТИ в другое место!

- Охх… Вот прямо сейчас?.. – в тот момент со Стайлза можно было бы рисовать еще один интернет-мем на тему «тупых чайников».

- Нет, подождем, когда вернутся твои друзья, и ты сможешь заручиться их мнениями и советами! – в Дереке тоже угадывались психологические контуры какого-то «да-ладно-блядь?!» - мема.

- Просто ты делаешь все так быстро! Я не успеваю …настроиться!

- Тебе не хватает «настроя»?! Ты рояль, что ли? – почти прижатый к животу член Дерека подрагивал также агрессивно, как голос его хозяина.

- Да, рояль! И мне нужен пианист, а не электросварщик!

- Ремень тебе нужен для профилактики сбоя настроек… - пробормотал Дерек, но затем заинтересованно уточнил, - Пианист?

- Пи…пианист… А что? Хочешь устроить … ролевые игры? – Стайлз хихикнул нелепости предположения.

Да. Поиграем. – без тени юмора пообещал Дерек. – Чтобы проверить твои настройки и подрегулировать мотивацию.

И вот тогда Стайлзу открылась страшная правда – Дерек может быть не только спринтерски быстрым, но и инквизиторски медленным! А пытка лаской – это та же пытка, только без крови. Стайлз решил исправить это несоответствие. И от очередного скручивающего его изнутри острым желанием спазма прокусил губу.

***

Дерек зализывает полученную Стайлзом по его вине рану («И ему ни секунды не стыдно!») и пользуясь случаем, пытает очередным томительно неспешным поцелуем.

- Все! Я готов! – Стайлз задыхается, у него уже болят яйца, все сомнения и страхи атрофировались.

- К чему?.. – Дерек невесомо прикасается губами к родинкам на щеке. На красной («От раздражения!») щеке Стайлза.

- К торжественному вручению премий за самый тупые вопросы! – Дерек шустро поднимает голову, смотрит на Стайлза с улыбкой, но в его глазах мелькает… что-то… Что-то такое, вроде странного сомнения и добровольной обреченности… Стайлз не успевает расшифровать – потому что Хейл резко поднимается, разрывая зрительный контакт, тянет Стайлза за собой и немного в сторону. И когда парень отодвигается, ловко огибает его и ложится туда, где лежал Стайлз. Только на живот.

Стайлз сглатывает. И оценивает обновившийся вид местности примерно на 1000000 «лайков». Дерек олицетворяет собой саму обольстительность. Как роскошная королевская пицца. Хотя, нет… Пиццу все-таки не хочется трахнуть. Оборотень складывает руки под головой, упираясь в них лбом. Лопатки и спина эффектно напряжены. Пленительная поясница покоряюще расслаблена. Ягодицы… Теперь Стайлз знает, как выглядит «запретный плод» («Если бы в Библии было поменьше фигур умолчания и побольше картинок, да кто бы вообще стал читать Плейбой?!»). Заворожено пялясь на «плод», Стайлз подползает к нему, перекидывает ногу через Дерека и усаживается тому на бедра. Стилински в принципе готов кончить уже сейчас - только от одного предвкушения: когда его ладони ложатся Хейлу на поясницу, скользят сначала вверх, потом вниз, и Стайлз видит крышесносную реакцию альфы на этот нехитрый массаж и слышит неподдельные несдержанные стоны, и - чувствует себя самым желанным мужчиной на планете. Но эйфория заканчивается вместе с осознанием того, что что-то же надо делать дальше. И уже не руками. Стайлз впадает в ступор, пытаясь срочно вспомнить хоть какую-то практичную информацию, вытянутую у Денни бесконечными раздражающими того расспросами на тему «и как вы, геи, делаете ЭТО?». Память вращает шестеренки медленно и с немыслимым скрипом, словно их 100 лет не смазывали. Смазывали…Да!

- Ммм…Дерек? Нужна смазка.

- Используй слюну. – Голос мужчины звучит спокойно, как у инструктора по технике безопасности, но его явно подводят мышечный столбняк и неровное дыхание.

- Хорошо. Использую. – «А как именно?!» - хочется задать Стайлзу самый позорный вопрос девственника (Сколько надо слюны? Куда конкретно ее мазать и как, на хрен, понять, что «подготовка» завершена успешно?!). Дерек с шипением втягивает воздух, и Стайлз не сразу понимает, что это из-за того, что он слишком сильно сжимает на нервной почве неподвижно лежащего под ним мужчину.

- Ой, прости! Прости. Слушай, прости и за киношные шаблоны, но ты уверен, что хочешь этого?

- Я уверен, что хочу соединиться с тобой. Слиться с тобой. Спаяться с тобой.

- Даже – таким образом?

- Любым образом, которым ты позволишь.

- Ладно. Ладно. Приготовься – я собираюсь использовать слюну. – «Ну, же, Денни! Выйди со мной на телепатическую связь! Помоги теряющему ориентацию другу дельным советом?»). Стайлзу все еще настойчиво кажется, что Дерек не договаривает что-то важное… Но думать некогда, а снова спрашивать – стремно. Поэтому Стайлз облизывает пальцы, опускает глаза на Дерека… И все понимает. Все, что не договаривал скрытный оборотень. Стайлз , как полудурок, внезапно пораженный окончательной имбицильностью, замирает с пальцами во рту.

Дерек лежит в грациозной позе. Грациозной в своей искусственности и напряженности. Словно дикий сильный зверь перед дрессировщиком с кнутом. Даже хуже – под дрессировщиком. «Я собираюсь дать тебе все, что ты захочешь» - сказал Дерек Стайлзу чуть раньше. Но того, чего хочет дрессировщик и того, что дает ему порабощенный зверь, сам зверь не хочет. Дерек отчаянно упирается лбом в до боли стиснутые на запястьях руки. Будто непобедимый невольник-гладиатор, ждущий вздорного наказания от самодура-патриция на том только основании, что этот патриций - его хозяин и имеет над ним признанную законом власть. «Я готов принять от тебя все, что угодно. Боль, пытку, даже смерть» - сказал Дерек. И Стайлз с ужасом понимает, что он причиняет боль Дереку и пытает его прямо сейчас. Что значит для альфы, захлебывающегося лидерской силой, добровольно подчиняться капризному желанию обычного человека (эгоистично не учитывающего ни инстинктов, ни рефлексий оборотня)? Это пытка – пытка унижением. А что, если этот жестокий человек к тому же - тот единственный («Ты для для меня - единственный и неизбежный» - сказал Дерек), на привязанность к которому обречен альфа, и от которого ему никуда не убежать?.. Должно быть, это больно. Это боль. И совсем не та мифическая боль, о которой беспокоился Стайлз, когда снизу предстояло быть ему – ведь все геи и многие женщины делают это, и не умирают, а получают удовольствие, так, может, и не было бы никакой боли? Разве после всех своих признаний, Дерек причинил бы Стайлзу боль? Разве он сделал бы что-то, что унизило бы Стайлза, заставило его страдать? Разве он поступил бы со Стайлзом так, как тот поступил со своим альфой?.. «Отлично, Мориарти! Исповедуйся самому себе и подедуктируй!»). Стайлз осторожно обнимает Дерека за талию, ложась ему на спину и, бесконечно извиняясь, целует между лопаток.

- Стайлз?.. – голос хриплый, тревожный.

- Расслабься, гладиатор, боя не будет. Колизей – твой.

- Я тебе когда-нибудь говорил, что не понимаю твоих аналогий?..

- Я не могу, Дерек. Не могу – так…

- Ты меня не хочешь? – Стайлзу больно слышать страх и отчаяние в голосе Дерека.

- Хочу! Я хочу тебя. Но… не так. – Он сказал это!

Он не понял, что произошло. Кажется, корабль, на котором плыл Стайлз, перевернулся. Испытав ощущение головокружительного круговращения, Стайлз в одну секунду оказывается на спине со вскинутыми руками и глазами удивленной рыбы. Рот бы он тоже разинул, если бы тот не был занят и всецело подчинен языку альфы. Дерек со страстным рычащим стоном отрывается от губ Стайлза и поднимает на него ярко красные глаза.

- У меня не получается сейчас поменять их цвет. – Оправдывается Дерек.

- Ничего, Мерлин Мэнсон, твоим фанатам такой сценический образ нравится. – Стайлз само великодушие. Стайлзу хорошо. Минуту назад он ощущал на себе вину за все вековые беды человечества, он был тем, кем не хотел быть. А теперь Стайлз словно снова стал самим собой и чувствует себя на своем месте. «Свое место» оказывается – под возбужденным мужиком с красными глазами? Досадно, конечно, да ладно! Стайлз не чувствует себя ни оскорбленным, ни униженным. Он чувствует себя желанным, оберегаемым и, может быть, даже горячо любимым (Хотя, последнее – явно не из сериала про реальных оборотней, а из Саги-сами-знаете-о-чем). Впрочем, вопрос физиологических особенностей соития все еще небезразличен Стайлзу. Стайлз боится уколов – будет ли проникновение Дерека больнее укола?.. Дерек яростно гладит Стайлза по спине, прижимая к себе, и дышит очень жарко.

- Стайлз, я могу?..

- Какие есть варианты ответа? – Стайлзу действительно интересно!

- «Да!» и «Да! Пожалуйста, скорее!». – легко включается в ролевую игру возбужденно улыбающийся Дерек.

- Я выбираю менее унизительный ответ…- ворчит Стайлз.

- Прекрасный выбор! – с услужливой готовностью хорошо вышколенного официанта одобряет Хейл. И медленно ложится на Стайлза, раздвигая коленом его ноги. – Обычно ты не так лаконичен.

- А ты обычно не так болтлив! – агрессивно огрызается Стайлз, пытаясь унять дрожь в судорожно напряженных ногах, разъезжающихся все шире. – Дерек, просто…хватит уже анонсировать то, что собираешься сделать, как, блин, вступление нового члена в НАТО! Вступи уже… И все.

- Никогда не пойму твоих аналогий! – с чувством выдает Дерек, а затем договаривает уже между процеловыванием стратегических мест на груди и шее Стайлза, - Но, я вступлю, куда захочешь – в НАТО, в Евросоюз, в масонскую ложу, да хоть в Аль-Каиду!

- Вот! Вот последнее тебе точно подойдет! – вдохновляется Стайлз.

- Я так похож на террориста? – оборотень медленно прикусывает кожу на шее подростка рядом с быстро пульсирующей яремной веной.

- Нет! Ну, что ты, конечно, нет! А если мне и хочется иногда сказать тебе «Аллах Акбар!» вместо «Привет», так это только в порядке разнообразия речи.

Дерек тихо и коротко смеется Стайлзу в шею («Это…щекотно!»), затем прицельными поцелуями добирается до губ, и впивается в них, сигнализируя о «красном» уровне террористической угрозы, одновременно делая «контрольный выстрел» в виде сильных толчков бедрами в пах Стайлза.

- Заложникам просьба оставаться на своих местах, - низким мурлыкающим голосом шепчет Дерек в губы «заложникам», - Если требования нашей организации будут выполнены, никто не пострадает.

- А кккакие ваши требования?.. – Стайлз чувствует, как член Дерека сталкивается с его собственным, каждый раз поднимая во всем теле слепящую волну удовольствия, но парень понимает, что «маленький альфа» большого альфы («Хотя ни хрена он не «маленький»!!!») планирует закончить вечер не снаружи, а внутри… приглянувшегося ему логова («Не хилое логово – элитный клуб! Грандиозное первое открытие, блядь!»).

- Требования? Ну, ты же уже говорил – вступление… - заговорщицки шепчет Дерек в только что облизанное порозовевшее ухо.

- В НАТО?..- со слабой надеждой уточняет Стайлз.

- Да-да, куда надо, туда и - вступление. – посуровевший от нетерпения лидер террористического подполья требовательно затыкает рот разговорчивого заложника собственным ртом. А руками с силой проводит по бокам – вниз.

Любишь кататься - люби и катайся! И Дерек Хейл больше не беспокоится насчет своих прав, а властно осуществляет законные возможности. Он нежно, но решительно раздвигает ноги Стайлза, насколько это возможно, спускается ниже и устраивается у главного источника стайлзова стыда и удовольствия. Стайлз крепко зажмуривается и еще для верности закрывает глаза рукой, поэтому не знает, откуда, черт возьми у Хейла столько слюны – когда Дерек осторожно, но настойчиво прикасается к стайлзовым ягодицам пальцем, там сразу становится очень мокро, а когда он скользит между ними к отверстию, Стайлз с и оглушающим ужасом и безудержным возбуждением понимает – это не палец! Дерек непристойно разводит стайлзовы ягодицы руками и упоительно дразнит сфинктер кончиком языка, быстро проводя коварным влажным органом вверх-вниз. Стайлз скулит и хнычет («Пиздец! Как старая шлюха!»), он становится очень мокрым. И скользким. И горячим. И ему все горячее и горячее…и что-то давит…проталкивается…

- Дддерек!!!

- Шшш!.. Все в порядке. Это просто палец. Сможешь его потерпеть?

- Не знаю. Да…наверное…

- Посмотри на меня.

- И умри от стыда?! Нет, спасибо!

- Ты заметил, что у оборотней больше слюны, чем у человека? – «Я заметил, что ты пытаешься впихнуть второй палец! И не хуй мне зубы заговаривать!».

- А ты знаешь, что когда мы преображаемся, то язык становится длиннее…и маневреннее… Хочешь, покажу?

Любопытство сгубило не только кошку, но и разложенного в позе перевернутого жука Стайлза! Он опирается сзади на локти, приподнимает голову и смотрит вниз. Дерек облизывает отросшие клыки языком. Очень длинным языком! Красные глаза улыбаются.

- Ау! – Стайлз дергается и пытается вытолкнуть из себя третий пропихивающийся палец, но то, что он напрягает мышцы почему-то только помогает поганому пальцу продвинуться глубже.

- Не отвлекайся! – быстро переориентирует его Дерек, тянется к стайлзову члену и опускает голову, обвивая горячую головку языком. Стайлз стонет. А потом почти кричит от восторга, когда длинный язык оборотня спускается по члену вниз вращательными движениями. Этого не достаточно для того, чтобы кончить – Дерек не может сомкнуть губы из-за клыков. Но этого оказывается достаточно, что бы Стайлз пропустил четвертого лазутчика в свою задницу, а когда все четверо начинают раздвигаться и толкаться внутрь в одном ритме с движениями дерекова языка, Стайлз впервые ловит от этого кайф. («Прошу все же считать меня не геем! А временным вынужденным вагинальным банкротом…»)

- Стайлз, я больше…- Вот это голос! Сколько жести и мольбы!

- Да, давай. Я хочу. Правда. Ну!

Чувствовать мужчину между ног это как чувствовать там крутой мотоцикл на бешеной скорости на ночной дороге – захватывающе, но опасно и не знаешь, что впереди. Стайлз покрепче вцепляется в руль. То есть – в шею Дерека, на которой он буквально повисает. Дерек тяжело дышит, пристально смотрит Стайлзу в глаза безумными красными глазами, одной рукой упирается в кровать возле плеча Стайлза, а другой – направляет свой член парню между ягодиц. Головка проходит сквозь сфинктер почти легко и безболезненно, но потом Стайлз чувствует нарастающее жжение, натяжение и довольно резкую боль. Он морщится и хнычет («От обиды! Ведь так и знал, что будет не легче укола! Так и знал!.»). Дерек замирает. И все неприятные ощущения – тоже.

- Стайлз, если ты мне скажешь сейчас, я остановлюсь. – Дерек вымученно хрипит сквозь стиснутые зубы. – Сдохну и оторву себе член, но остановлюсь! Я … до одури тебя люблю, и я не собираюсь…

- Заткнись. Двигайся. Живо!

- Аггггррррр!

Дерек входит быстрым ровным движением до самого конца. Стайлз вскрикивает. Но уже не от боли. Пока оборотень признавался ему в любви, Стайлз так удивлялся, что не заметил, как сжатые внутренние мышцы расслабились, пропуская альфа-интервента глубже. Первый же сильный толчок посылает сквозь тело Стайлза сокрушительный заряд острого удовольствия. Он выгибается навстречу и с головой окунается в бурный омут бешеных ощущений – таких разных, таких ярких, таких невыносимо глубоких и подлинных. Дерек в нем, Дерек – его, Стайлз теперь всегда будет идеально завершенным. Целым. Эмоциональные импульсы все нарастают и закручиваются в один безумный вихрь: руки Дерека, отрывающие его от кровати, держащие на весу, прижимающие так отчаянно!.. Голос Дерека – надрывные стоны, полные силы, ярости и любви… Жар Дерека, охвативший Стайлза целиком, сжимающий его пульсирующим кольцом – особенно там, внизу, где член Стайлза толкается и трется о дереков живот. Стайлз рвется вперед – впустить Дерека еще глубже, прижаться еще теснее, быть еще ближе, чтобы просто было – еще! Еще!! Еще!!!

- Ещщщщщеееееааааааа! – бомба удовольствия разрывается в Стайлзе нестерпимо сладостным оргазмом, он падает в небо и не видит (его глаза сейчас зажмурены), но знает и чувствует, что Дерек мчится вслед за ним. Дерек никогда больше его не оставит. Дерек…

***

- Святые угодники и Микки Маус, а я ведь чуть не трахнул альфу! – мечтательно и даже слегка разочарованно восклицает Стайлз, едва проснувшись несколько часов спустя. Рука Дерека под его головой шевелится, вторая рука сильнее обнимает за талию, подтягивая ближе – у уютное сонное объятие.

- Ты бы не трахнул. – ласково и даже как будто бы чуть виновато шепчет Дерек Стайлзу в макушку. Макушка тут же сменяется обиженным озадаченным лицом.

- Почему это?! Я мог!

- Нет, не мог. Ты признал себя моей парой. А, значит, тоже подчиняешься законам луны. – Дерек трется носом о морщащийся от избытка протестной мысли нос Стайлза. – Если ты моя пара, то мы идеально подходим друг другу, и не можем хотеть одного и того же. Я хочу брать тебя, ты (даже если не признаешь это), - в душе и в сердце все равно хочешь…

- Отдаваться тебе?! И ты сообщаешь мне это сейчас, когда все уже случилось?! Что я теперь гребаная самка-гермафродит?!! – Стайлз снова задействует выразительный взгляд удивленной («И взбешенной, ебаный карась!») рыбы.

- Хватит, Стайлз. Прекрати. – Дерек примирительно целует уголок злобно сжавшихся губ. – Ты не самка. Ты такой же самец, как и я. Мне казалось, я тебе достаточно это доказал…

Стайлз вспоминает напряженную покорную спину Дерека и ему снова становится стыдно.

- Но все же не такой же, - вяло огрызается он. – Ты альфа, а я просто «тот парень, который будет снизу».

- Ты будешь там, где захочешь. – «Вот не надо опять эти эзоповы присказки! Знаем мы ваши недоговоренности». – И прости меня, если я тебя чем-то задеваю – я еще не очень хорошо умею объяснять. Но, если помнишь, я все же попытался…

«Я … до одури тебя люблю» - проносится в памяти Стайлза.

- Все в порядке. Правда – расслабься! Все будет в порядке … у нас. – Дерек так счастливо улыбается. Оно того стоило!

- А вот – у них – не уверен…

-Ты о чем?

- Стая вернулась.

***
Быстро одеться – это еще полбеды. Выбежать в комнату, полную народа с растрепанными волосами и засосами не открытых участках тела – тоже не самое страшное. Самое страшное – это когда бета-оборотни начинают наперебой просить у альфы прощения, не слушая его спокойного «Вы себя не контролировали. Это луна. В так и должно быть». Самое страшное – это когда хныкающий Айзек («Так бы и въебал тебе, нытик!») жалуется Дереку на то, что его пара не приняла оборотня – парень испугался и убежал. А ведь Айзек принес ему пойманную ворону! («Романтик, бля! Ты бы еще ежа подарил!»). И теперь Айзек не знает, что делать и ждет совета от Дерека. И все остальные тоже чего-то от Дерека ждут. И это – самое страшное! А Стайлзу – больше ждать нечего…

- Ну, я пожалуй пойду...

-Нет.

- Дерек? - Стайлз никогда еще не практиковал хоровую речь с таким количеством участников коллектива.

- Ты не должен уходить.

- Дерек, я не собираюсь выяснять отношения вот так. Да и выяснять нечего. Ты уже говорил мне, какая у тебя существует проблема выбора - между стаей и... Короче. Не надо отгрызать себе руки. Все в порядке. Я все понимаю. Созвонимся, ладно?

- Нет. Ты не понимаешь. Но - да, все в порядке. Проблемы выбора больше нет.

- На каком языке вы общаетесь, люди? Кто может перевести? – нахмуривается Эрика.

- Дерек, я правда не догоняю... Но давай сейчас на этом закончим, в любом случае, - нервно косясь на Скотта, цедит Стайлз.

- Да, давай. Ты хочешь домой? Пошли.

- Куда?..

- К тебе домой.

- Дерек, блядь, ты все-таки хочешь заставить меня унизиться перед всеми?! Я не сбегаю от тебя, ясно?! Просто иду домой, чтобы вы тут пообщались своей стаей. А потом... - Стайлз понижает голос, стараясь говорить как можно тише, обращаясь только к Дереку. Остальные оборотни тут же отращивают уши, разворачивая их в сторону Стайлза. - А потом ты ... можешь прийти ко мне. Приходи, когда захочешь.

-Я хочу сейчас. - Дерек улыбается. Снимает куртку со спинки дивана. Расслабленным жестом перекидывает ее через плечо. Подходит к Стайлзу вплотную и мягко подталкивает его к выходу.

-Да что за секретики? – Взрывается Лидия.

- Стайлз? – С нажимом требует объяснений Скотт.

- Какого? – Выражает всю гамму впечатлений и пожеланий Джексон.

- Дерек, я не понимаю! - Стайлз совсем сбит с толку. Дерек так не похож на привычного себя. - Как же твоя стая? Айзек? Разве ты не должен позаботиться....ну, обо всем?

- Нет. Теперь пусть они сами заботятся друг о друге. - Дерек по мнению Стайлза несет какой-то бред. Но при этом он делает это так уверенно и спокойно, что Стайлз не успевает запаниковать. А стоило бы. И не одному Стайлзу. Потому что свихнувшийся альфа вдруг («При всех! Идиот!!!») поднимает руку, обнимает Стайлза за шею, наклоняется ближе к его лицу. И под нервные выдохи и вдохи всех собравшихся, с улыбкой сообщает:

- Я ухожу из стаи. Чтобы быть с тобой.

***


URL записи


- Девушки мечтают о милых и заботливых парнях, но у таких парней, как правило, уже есть - свои парни… Я правильно уловила суть происходящего? – Лидия всегда отличалась быстротой мышления. К сожалению…

- Ты вчера была на выставке змей и вернулась оттуда с печатью и грамотой, да? – Стайлз в принципе уже понимает, что перевести разговор на другую тему теперь не получится, но маневр по приближению к входной двери под кодовым названием «крадущийся тигр, затаившийся дракон» все же выгоднее было осуществлять не в молчании, а в ходе оживленного обмена оскорбительными намеками.

- Да что, блядь, здесь происходит?! – Молодец, Скотт, подними градус обсуждения – это отвлечет остальных! – Стайлз?!!!
А вот это уже лишнее…

- Стайлз – моя пара. Вас это – не касается. – «Мда…Изящество – не мужское украшение, а, Дерек?» - Сегодня ночью я понял, что вы не пропадете без меня, а я – без вас. Я останусь альфой, но не останусь в вашей стае.

- Дерек, что ты несешь?!! Ты нас бросаешь?!! – Все-таки склочная баба эта Эрика…

- Ты не можешь!!! Что будет с нами?! Со мной?!.. – «А, впрочем, здесь больше баб, чем кажется…Правда, Айзек?».

- Вы знаете все, что нужно. Вы умеете действовать вместе, защищать себя. – Дерек сейчас похож на педантичного учителя химии в школе Бекон-Хилс («Я трахался с учителем химии?! Это ж педагогический инцест!»). – Айзек, ты нашел свою пару. И добиться взаимности должен сам.
- А если я не смогу?!..

Дальше Стайлз не слышит, потому что, наконец-то добирается до двери и одним (хотя, и не самым грациозным) прыжком выскакивает за нее. Ирония, сарказм, ненормативная лексика – один из этих проверенных способов взаимодействия с реальностью должен помочь и сейчас, думает Стайлз, почти бегом направляясь к своему джипу.

- Невъебенная хуйня! Да пошло оно всё!.. – к черту сарказм и иронию!

Джип выезжает за границу участка, до поворота на дорогу – остается метров 300. В кармане у Стайлза вибрирует телефон. «Ну, что еще?!». Смс от Дерека.

- «Подожди меня на поворо»

- Да сейчас! – Стайлз швыряет трубку на пассажирское сидение, злобно смотрит на дорогу, крепче вцепляется в руль, доезжает до поворота. И останавливается. Хотя совершенно – черт!!! - этого не хочет! Хейл торопился написать сообщение – даже слово не дописал. Значит, он будет торопиться и сюда. Стайлз не желает его ждать, не знает, о чем говорить с ним сейчас, и вообще предпочел бы какое-то время ни с кем не встречаться. Но у Стайлза что-то сжимается в груди, когда он представляет выражение лица Дерека, выбегающего на поворот, где его никто не ждет. И Стайлз ждет.

Хейл, впрочем, не выбегает, а вполне себе спокойно выезжает к Стайлзу на своей камаро, встает прямо за джипом и подносит к уху мобильный. Телефон Стайлза вибрирует на пассажирском сиденье.

- Хейл, ты идиот?

- А ты всего за одну ночь стал очень рисковым парнем, да? – Дерек улыбается, глядя Стайлзу прямо в глаза через его зеркало заднего вида и демонстрирует отрастающие клыки. Но Стайлза сейчас этой темой ни напугать («Ни возбудить! И не надейся, пижон!»).

- Ты только что сообщил всем, что трахнул меня! Боже! – Стайлз сам только сейчас осознает весь ядерный масштаб репутационной катастрофы. И ерзает на сиденье, чтобы оценить масштаб физический – он, к счастью, не велик, точнее – почти не ощущается.

- Я просто подтвердил то, что все и так уже поняли – по твоему виду и запаху. Ты не находишь, что если все отрицать – ситуация выглядела бы куда глупее?

- Я нахожу, что все мои друзья-оборотни – уебаны, а из тебя – такой же бойфренд, как морская свинка: ничего общего ни с морем, ни со свиньей!

- Для тебя я – все равно лучший. – Ухмыляется развязный оборотень. – Прими как факт. А за свинью – готовься ответить….

- Да иди ты!.. Дерек, серьезно – что ты еще хочешь от меня сейчас? – Стайлз чувствует тревожную растерянность и острую необходимость спокойно собраться с мыслями (последние, правда, от вызова на собрание халатно уклоняются).

- Гонку на желание.

- Ты свихнулся, Шумахер? Какую гонку?

- На машинах. До твоего дома. Проигравший должен победителю желание.

- Что за детский сад?! Да еще и с подъебкой – мой металлический краб против твоей акулы – ты серьезно?

- Поменяемся? – Дерек предвкушающее улыбается, как охотник, удачно закинувший манок. Стайлз тут же начинает испытывать к ситуации какой-то нездоровый интерес и чувствовать непроизвольное возбуждение. Рефлексии по поводу всего произошедшего на время отходят для Стайлза на второй план – уступая место сверкающей в воображении перспективе уделать Хейла на его же собственной крутой тачке. Стайлз смотрит на Дерека в зеркало заднего вида и расплывается в загадочной улыбке Джоконды (ну, разве что - чуть-чуть выжившей из ума Джоконды).

- Ла-а-а-адно.

Стилински сует телефон в карман и выскакивает из джипа, направляясь к камаро. Хейл выходит навстречу. Приближаясь к нему, Стайлз ожидает, что сейчас снова ощутит привычную скованность и смущение. Но расстояние все сокращается, а ощущение возбуждающего азарта так и не сменяется стыдливой неловкостью. Даже тогда, когда Дерек вдруг резко выбрасывает руку и притягивает Стайлза к себе вплотную за ремень его джинсов. Даже когда щетина Дерека уже знакомо («О, боже! Знакомо!») царапает Стайлзу щеку, а затем губы Дерека захватывают губы Стайлза во влажную неволю. Поцелуй длится всего мгновение и ни Дерек, ни Стайлз не закрывают глаз. Это тест. Проверка. Реакция манту. Лакмусовая бумажка. Пара они или – не пара? Две полоски или одна?.. Дерек не может скрыть напряженного вопроса во взгляде, а моргнуть и выдохнуть позволяет себе только после того, как Стайлз, не отстраняясь, безмятежно смахивает прилипший лист с рукава куртки оборотня и, пряча нерешительность за наглостью, усмехается.

- Разве террористы захватывают одних и тех же заложников дважды? Ты – псих, Хейл.

- И кто виноват? Ты сводишь меня с ума, Стилински…

- Ооо. Я расту в собственных глазах!

- Как особо опасный стрессогенный фактор? – улыбается Дерек, вновь притягивая Стайлза ближе и легко проводя губами по его правой брови.

- Ага, «я – ужас, летящий на крыльях ночи»… - Стайлз фыркает и морщит нос, когда Дерек трется о него своим носом.

- Летящий на чём?

- На твоей тачке – далеко впереди тебя, чувак! – парень со смехом выворачивается из рук альфы, быстро подбегает к камаро и запрыгивает за руль. – Ну? Дать тебе?..

- Дать?.. здесь? – «Попался, извращенец!»

- Я имел в виду – дать тебе фору? – пакостно лыбится довольный Стайлз.

- Обойдусь. – Буркает пристыженный оборотень-эротоман, резко оборачиваясь и быстрым шагом направляясь к джипу.

Дерек срывается с места без предупреждения, но это только еще больше подзадоривает Стайлза – он лихо обгоняет собственный джип на первом же повороте. Стайлз смеется и открывает все окна, включает музыку на полную громкость и даже немного сбавляет скорость, дразня Дерека и подпуская его поближе. Джип едет всего в нескольких метрах от гордого фаворита гонки, но всякий раз, когда пытается преодолеть это расстояние, камаро легко увеличивает отрыв в несколько раз. Стайлз окончательно расслабляется, когда понимает, что впереди остался только небольшой узкий участок дороги, на котором Дерек никак не сможет его обогнать. «И что потребовать в качестве выигрыша? Камаро на месяц? Уладить как-нибудь всё со Скоттом и остальными, чтобы самому не париться на все эти темы? Минет под хороший фильм ужасов? Да! Определенно – последнее!». Стайлз даже не успевает перестать улыбаться своим планам, когда Дерек одним рискованным поступком уничтожает их все – на самом узком месте дороги джип неожиданно съезжает на обочину, почти исчезая в заросшей канаве, непонятно как наращивает нереальную скорость и выезжает откуда-то снизу на дорогу в нескольких метрах впереди камаро. Перекрывая все шансы на обгон. «Чё?!!! Ну, не-е-е-е-ет же! Нет!..».

Впереди показывается дом шерифа Стилински. Телефон Стайлза вибрирует.

- Стайлз, ты ведь раньше не участвовал в заездах на таких машинах? – «Что за снисходительная интонация?! Засунь свое утешение в багажник моего джипа-предателя!»

- Да сотни раз! Бывало, еду я такой на Феррари и, вдруг… Будильник!

- Ха-ха. Куда парковать джип? В гараж?

- Не, там дверь сломана. Давай вон туда – справа, у забора.

Пока Стайлз вылезает из машины, на него с новой силой обрушивался столб атмосферного давления и нерешенных проблем – с Дереком, Скоттом, остальными. «А еще желание какое-то этому Спиди-гонщику должен» - с тоской думает Стайлз, подходя к спокойно ждущему его у джипа оборотню.

- Ну, валяй – что ты хочешь, чтобы я сделал? Переоделся в форму японской школьницы а-ля Сейлор-Мун для жесткой ролевой игры?

Глаза Дерека вспыхивают опасно-концентрированным интересом.

- Да… То есть нет! Нет. – Дерек смешно дергает головой, словно отгоняя искушающие образы. С трудом сосредотачивается. И, наконец, смотрит на Стайлза очень серьезно. – Я хочу… Мне нужно, чтобы ты рассказал своему отцу.

- Что?

- Про нас с тобой.

- Что?!!!!!!!!!! Ты! Что?!!! Ты совсем ебанулся?!!!! – Стайлз хватает ртом воздух и при этом, кажется, еще одновременно плюётся слюной. Но при всем желании не может сейчас себя контролировать.

- Послушай меня. Послушай! – Дерек тянется рукой к плечу Стайлза, но парень резко отшатывается назад. Мужчина терпеливо выдыхает и опускает руку. – Стайлз, это не прихоть – это необходимость. Моя сила альфы сможет полностью защитить тебя, твой дом и твою семью. Это очень мощная защита – не только от других оборотней – вообще от всего. Но она сможет работать, только если я стану «своим» в твоем доме. Если твоя семья – твой отец – признает меня твоей парой.

- Он не признает!!! Что ты вообще такое несешь?! Он оторвет мне голову, а тебя - яйца! А потом посадит тебя в тюрьму за растление несовершеннолетнего! И даже, если и нет, я все равно!.. Все равно не смог бы сказать ему такое!

- Твой отец гомофоб? – голос Дерека звучит спокойно и рассудительно.

- Нет! Конечно, нет! Но это же – я. И…И это – ты. И он не поймет. Черт, я сам еще ни хрена не понимаю! Я не знаю даже, как общаться теперь со своим лучшим другом. Я вообще в тупике, понимаешь?!

- Стайлз, просто скажи мне – как ты ко мне относишься? ЭТО ты понимаешь? – «Ну, не смотри на меня так, ты – психологический насильник!»

- Знаешь, доктор Фрейд, я очень часто путаюсь в чувствах. Ты мне вроде нравишься, но - иди на хуй! – Стайлз усмехается, надеясь, что Дерек согласится перевести сейчас весь тяжеловесный пафос в шутку – хотя бы временно.

Но Дерек молчит. И смотрит на Стайлза с кроткой печалью плюшевого волка в неподвижных блестящих глазах. У Скотта был игрушечный волчонок в детстве, и Стайлз всегда смотрел на него с завистливой тоской, но не решался признаться, как нравится ему игрушка лучшего друга. Тогда Стайлзу казалось, что лучше отказаться от соблазна, чем признаться в слабости и заявить о своем желании. О том, чего так сильно хочет Стайлз. О том, в чем он нуждается.

- Дерек… - Стайлз опускает глаза и, глядя на пряжку ремня альфы, подходит к нему почти вплотную – «Смотри, видишь – я делаю это прямо перед собственным домом! Отец может увидеть! Я рискую. Доволен?!» - Я... У меня, похоже, и правда…чувства к тебе. Хотя я сейчас блевану от того, как это прозвучало! Мне было хорошо с тобой сегодня. Но это не то!.. Не в этом дело. Мне плохо – без тебя. Когда вчера я подумал, что ты можешь … погибнуть, что я тебя, может быть, больше не увижу…

- Ты пожалел меня? – Дерек спрашивает жестко. И когда Стайлз вскидывает на него недоуменный взгляд, то видит, что и смотрит Дерек очень жестко.

- Нет! Черт, не надо вольных интерпретаций, ладно? Но не заставляй меня посвящать тебе средневековую серенаду – мы же пара, да? Почему, ты не можешь понимать с полуслова? – Стайлз чувствует отчаянное желание сформулировать огромное количество эмоций в какие-то оптимальные правильные фразы, но красноречие его подводит. И он уже готов признать свою беспомощность. – Дерек, я, правда, не знаю, как это сказать и почему вообще необходимо именно сейчас что-то говорить. Но я… чувствую тебя. Как никого до этого. Это пугает и бесит. Но это так, ясно? Это так. Ответ на любые вопросы, которые ты можешь задать – ДА. Да, черт возьми!

Стайлз чувствует сухость во рту, головную боль и нервную дрожь. «Давай, любовничек, доведи меня до эпилепсии своими альфа-атаками!». Но в следующий момент он ощущает, как на виски ложатся пальцы Дерека и все неприятные ощущения исчезают, как по волшебству. Дерек убирает руки, но Стайлз перехватывает их на полпути и, открыв глаза, пристально смотрит на оборотня.

- Много всего случилось, да? И мы ведь можем … разбираться во всем постепенно? Мы должны разрешить как-то всю эту (непонятную мне!) ситуацию с твоей стаей. Объясниться со Скоттом. А с моим отцом… Мы ведь можем уладить этот вопрос чуть позже – не прямо сейчас?

- Мы? – Дерек ласково гладит кончиками пальцев удерживающие его руки Стайлза. Стайлз чувствует разливающееся в животе хмельное тепло и кивает. – Мне нравится это – «мы»…

***


- А ты в курсе, что мы сейчас пародируем Скарлетт ОХару и Реда Батлера? – хихикает Стайлз, кивая на их все еще интимно соединенные руки, - Это из…

- «Унесенных ветром», я знаю. – Дерек выразительно выгибает бровь.

- Оу! Извините! Не учел Ваши широкие ретро познания, профессор! – Стайлз слегка сжимает запястья Дерека, прежде чем освободить их.

- Ничего, Скарлетт, Вы и правда - еще слишком юны… - Дерек быстро наклоняется назад всем корпусом, уворачиваясь от тычка вспыхнувшего Стайлза.

- А, глядя на тебя, понимаешь, что ум не всегда приходит с возрастом - бывает, что возраст приходит один. – Стайлз дуется на Дерека за «Скарлет». Но не слишком сильно. Он кивает на дом и направляется к крыльцу. – Пойдем уже ко мне – съедим что-нибудь. А то я голодный, как волк. А ты?

- А я – как оборотень.

- Ну, конечно! Выпендрежник… Хотя, нет – постой! – Стайлз тормозит у самой двери и оборачивается к Дереку с просящим выражением на лице. – А ты можешь с помощью своих супер-способностей убрать с меня следы своего преступления (ну, согласно законам этого штата)? Просто чтобы отец сейчас не задавал лишних вопросов…

- Убрать засосы? Хм, не слышал о таком… Ну, давай попробую. – Дерек кладет руку Стайлзу на шею и с нажимом гладит собственные отпечатавшиеся красным поцелуи, словно стирая. Стайлз никогда не признается, но он просто млеет от этих движений и ему не хочется, чтобы Дерек прекращал. Когда оборотень проделывает такие же манипуляции со всеми заметными пятнами на незакрытой одеждой коже Стайлза, выясняется что они, хотя и почти полностью бледнеют, все же не исчезают совсем. У Дерека, правда, есть объяснение, - Мой внутренний волк не понимает, зачем он должен стирать свои метки с собственной пары.

- Твой внутренний волк явно нуждается в дрессировке, не находишь? – лукаво спрашивает Стайлз, глядя на Дерека чуть расфокусированным взглядом.

- Если ты насчет «жестких ролевых игр», то я согласен на всё при условии, что на тебе будет форма Сейлор-Мун. – Дерек сейчас не прикасается к Стайлзу. Но у последнего острое ощущение, что прикасается. И весьма непристойно.

- Ну, вот, почему ты всегда запоминаешь какую-то ерунду?.. - бормочет смущенный подросток и открывает дверь.

На кухне Стилински упоительно пахнет лазаньей, которую отец Стайлза несколько минут назад вынул из духовки.

- Па-а-а-а-апа! Привет! А мы тут с Хейлом…

- Привет, Дерек. Будешь лазанью? Садись. И, да - здравствуй, незнакомый мальчик. – Дерек ухмыляется и устраивается за столом. Стайлз топчется рядом, вспоминая последние прегрешения.

- Ну, пап… Ну, ты чего?

- Да, нет – ничего. Ты проходи, чувствуй себя как дома. Можешь пропылеcоcить или поcуду помыть... – шериф меланхолически кладет Дереку целую («Папа, куда ему столько?! Да он же нас объест и по миру пустит!») тарелку лазаньи. Стайлз решается на прощальное выступление непосредственно перед голодным обмороком.

- Я помню – да. Я обещал помочь с уборкой. И с гаражом. И много еще с чем. Прости. Правда. Все в силе! Ну, покорми меня, пожалуйста!!!

- Гараж. – Шериф смотрит строго, подвигая тарелку с едой сыну. – Сразу после обеда.

- А что с гаражом? – деловито интересуется быстро расправляющийся с явно удавшейся лазаньей Дерек.

- Нужно починить дверь. Но делать это придется с двух сторон одновременно. Поэтому мне требуется бессмысленная помощь моего ни на что не годного сына.

- Эй! Ну, вачем оскорфления? – Стайлз сейчас похож на хомяка. И гордится этим. А, прожевав, поясняет – И вообще меня нервируют все эти олигархические проявления тирании социума – прекратите меня эксплуатировать!

- Я могу помочь. – Сыто и великодушно предлагает Дерек.

- Отлично! А я, если хочешь, могу тебя усыновить. А прежнего сына сдать в дом для трудных подростков. – Шериф заботливо подкладывает Дереку добавки. Стайлз испытывает непонятный двойной укол ревности, давится лазаньей и вытаскивает из кармана вибрирующий телефон. Скотт. «Блядь!».

- Ладно, раз я вам тут не нужен, пойду в свою комнату – поболтаю со Скоттом – обсудим подходящий приют для меня. – Стайлз быстро ретируется, прижимая к груди тарелку. И уже с лестницы кричит Дереку. - А ты потом зайди ко мне – я отдам тебе все свои игрушки, купленные этим неверным родителем!

Оказавшись в комнате, Стайлз сначала решает доесть обед, а уж потом портить себе настроение разговором со Скоттом. Пережевывая еду, он пытается смоделировать в воображении возможные схемы предстоящего разговора. Мысленный разговор – не клеится… Но Стайлз все равно, доев, честно набирает номер Скотта.

- Стайлз, наконец-то! Привет. Ты сейчас можешь разговаривать?

- Да, привет. Да.

- Эээ…Ты…ну, - один?

- Блядь, Скотт, следующим вопросом ты уточнишь, не в туалете ли я? Я же сказал, что могу разговаривать!

- Да. Ладно! Не заводись. Я просто… Я просто ни хрена не понимаю. Стайлз, можешь мне объяснить, что вообще произошло этой ночью и что происходит сейчас? Пожалуйста.

- Ну… Это сложно.

- Да ладно?! А я думал, я один такой тупой, раз мне происходящее кажется полным сюром!

- Теперь ты не заводись! Я пытаюсь думать…

- Блядь, Стайлз! А ты не пытался ДУМАТЬ, прежде чем?! прежде чем….

- Ну? Что? Скажи это! Давай.

- Ты переспал с Хейлом!

- Да.

Ни Стайлзу, ни, - похоже, - Скотту сейчас особо сказать нечего. Стайлз чувствует, как в приятно наполненном желудке поселяется тяжесть, а затем и изжога. Ему не хочется продолжать разговор со Скоттом, ничего не хочется объяснять ему, и вообще – никому. Стайлз не чувствует за собой никакой вины – он не сделал никому ничего плохого. Почему же он должен выйти голым на середину комнаты и предложить собравшимся задавать любые интересующие их вопросы? Стайлз начинает уставать от сложных социальных отношений. И еще – начинает злиться.

- Знаешь, мне сейчас очень не хватает твоей многословности... – Прерывает затянувшееся молчание Скотт.

- А мне – твоего такта и интеллекта! – Взрывается Стайлз. – Каких ты ждешь объяснений?! Это ведь ты рассказывал мне про пары оборотней! Хочешь, чтобы я подтвердил твои же слова, только с пикантными подробностями?

- Хочу знать, почему я узнаю о тебе ТАКОЕ – вот ТАК?!

- Какое? И как?!

- Стайлз, просто объясни - почему ты не рассказал мне раньше?

- А сам не догоняешь? Я был шокирован, ни в чем не был уверен. Мне было стыдно. И страшно. И хрен знает, как еще! И не было никакого «раньше» - ты забыл? Вы с друзьями почти убили его вчера. Это вы не оставили выбора – ни ему, ни мне.

- Я… Стайлз, прости! Эта ночь была кошмарной. И меня рядом не было…

- Вот, уж – не надо! Еще тебя мне рядом не хватало! Горячий зоо-тройничок? Нет, спасибо.

- Блядь, друг, меня сейчас стошнит. Прекращай, ладно? Скажи мне только – у тебя…у вас – это серьезно?

И почему этот простой вопрос так злит Стайлза? Почему он так ранит и задевает его? Стайлз не знает. Но отвечает резко.
- А у вас – с Элисон?

На том конце провода повисает удивленная пауза. Стайлз тоже раздраженно молчит.

- Ладно… Я понял. Точнее – пойму, когда поживу с этой мыслью. Давай пока…закончим с этим, да?

- Да.

Стайлз устал. Он никогда так не уставал от общения с лучшим другом. Сейчас он хочет одного – перестать разговаривать со Скоттом. Получить возможность не думать обо всем этом какое-то время. И если судьба будет столь милосердна, он даже, наверное, пойдет в гараж – помочь отцу и Хейлу с дверью. Но судьба распоряжается иначе.

- Есть еще кое-что. – Мямлит Скотт. И Стайлз, конечно, уже знает, о чем пойдет речь…- Дерек сказал, что уходит из стаи. И дал понять, что … из-за тебя, да? Я не задаю никаких вопросов! Правда! Просто хочу сказать, что мы не очень справляемся. Он перед уходом сказал, что будет собирать нас иногда и реагировать … ну, на экстренные ситуации. Он сказал, что в прошлом такие прецеденты случались, и стаи успешно существовали без постоянного присутствия альфы рядом – просто на его территории. Если альфа по каким-то причинам не мог или …не хотел заботиться о стае… Нет, на фиг всё, - я задаю вопрос! Стайлз, какого хрена?!!

- Слушай…- Стайлзу очень плохо. И муторно. И беспросветно. Он не знает, что сказать Скотту, чтобы тот уже от него отстал. – Слушай, я и правда, кажется, случайно сказал ему что-то такое… раньше… Но не думал, что он воспримет всерьез! Я не хотел ничего плохого. Блядь, я вообще ничего этого не хотел! Скотт, что ты сейчас от меня хочешь?! Что вы все хотите от меня???

- Это… Это ведь из-за Айзека? Да? Ты поэтому сказал Дереку «что-то такое»?.. – «Иди ты на хуй, Скотт, со своими озарениями!» - с чувством думает Стайлз. И молчит в ответ.

- Стайлз?.. Ты еще здесь?

- Да. Хотя уже не уверен, что хочу здесь оставаться.

- Я тоже не уверен! Блядь, Стайлз, ты все еще мой лучший друг? Или – это тоже изменилось за ночь? У меня проблемы! Тебе это интересно?

- Да. Да, извини. – Стайлз все еще зол и раздражен, но смутно понимает, что его заносит уже чересчур. – Что случилось?

- Это Айзек. Он опять слабеет. Мы не знаем, что делать. Эрика уже дважды целовала его. Пыталась подкормить. Но ему этой энергии и на полчаса не хватает. Лидия тоже пыталась – но от нее он вообще подпитаться не может.

- Он же знает, кто его пара! Почему не пойдет к тому парню?!

- Он еле ходит! У него постоянные кровотечения из носа. Мы с Джексоном сейчас повезем его к тому парню. И, Стайлз… мы тянем жребий – в какой очередности будем … поддерживать его. Ты понимаешь, о чем я?

- Да. О, господи. Черт, это жопа!

- Нет, жопа – это событие. А у нас тут – комплекс мероприятий под громким названием ПОЛНАЯ ЖОПА!

- Как я могу помочь?

- Просто расскажи обо всем Дереку. И пусть он будет на связи. Я позвоню.

- Ладно. Хорошо. На связи.

- На связи.

Стайлз медленно опускает на стол сначала мобильный, а потом руки и голову. Он пытается думать о насущном, но ему почему-то кажется, что события этой во всех смыслах бурной ночи, происходили не только что, а 5 ахулиардов лет тому назад. Стайлз уже не может восстановить все детали смыслового пазла и тем более - придумать, как исправить тактические ошибки, если он их действительно совершил. А судя по тому, что вину он теперь ощущает – совершались и ошибки. И ничто так не раздражает Стайлза, как всё.

***

Раньше Стайлз ненавидел людей. С тех пор прошло полминуты. Направляясь в душ, Стилински думает о том, как все могло так быстро и резко перемениться? Ему тяжело со Скоттом и легко – с кем?! – с Дереком Хейлом! Что это? Сон сумасшедшего шляпника в Стране чудес? Сон, спокойствие и адекватность вообще постепенно становятся любимыми мифическими персонажами Стайлза.

Впрочем, теплая вода почти примиряет парня с действительностью. Он с наслаждением подставляет то грудь, то шею под ласкающие струи. Ласкающие жадно, но вкрадчиво. Жарко и ненасытно. Как руки Дерека… Стоп! Стайлз испуганно распахивает глаза и оглядывает себя в поисках источника внезапной смуты. Источник находится на … нижних «этажах власти». И в данный момент как раз восстает для революционных действий. Головное правительство Стайлза трусливо паникует, действующий конституционно-нравственный строй опасно накреняется. «Нет-нет-нет! Не сейчас, пожалуйста! Я не буду этого делать. Это отвратительно! Он же в здесь – в гараже! Он может услышать!!!». Однако прекраснодушные прокламации уже не могут остановить движения вдохновленных революционной идеей масс, и Стайлз, ненавидя себя, с жалким хныканьем закрывает глаза и опускает государственные флаги…точнее – руку… «Просто сделать это как можно быстрее. Быстрее. И тише…». Дрочить под душем, как всегда, приятно. Но в этот раз Стайлз ощущает, что как будто чего-то не хватает. Он привычно прокручивает в голове самые горячие сцены из недавно просмотренного в Интернете порно, ускоряя движения руки и сжимая ладонь все сильнее. Член затвердел уже до предела, но разрядка почему-то все равно не наступает. «Ну, же, давай!.. Те лесбиянки с вибратором… Блондинка в бондаже… Сисястая телка с татуировкой…». Перед внутренним взглядам Стайлза вдруг вспыхивает совсем другая татуировка на совсем другом теле…мужском теле… и он снова распахивает глаза, тяжело дыша. Член пульсирует в судорожно сжатой ладони острой неудовлетворенностью. «Нет! Вот это точно – нет! Я не собираюсь!.. Ты заебал, Хейл!». Порнографическое сознание – это проклятие. Оно, как адский кинотеатр в фильме ужасов, заставляет Стайлза, помимо воли, просматривать собственные воспоминания. Да еще и с 3D-эффектом. Стайлз почти чувствует, как Дерек, наклоняясь, прикасается длинным блестящим языком к его члену, руками – к его бедрам, гладкой грудью и упругим животом – к его ногам. Стайлз прикусывает губу, чтобы не стонать и двигает рукой по члену так быстро, что от напряжения ломит запястье. Руки Дерека поднимаются к его пояснице, сжимают и поглаживают кожу, скользят к ягодицам, массируют их…разводят и сводят…и сводят с ума…И когда пальцы Дерека осторожно касаются все еще саднящего после вчерашнего, но уже готового к продолжению отверстия Стайлза, и надавливают совсем чуть-чуть… Стайлз бурно кончает, не сдержавая громкого стона. Но, как только сладкая истома развеивается, Стайлз с ужасом отдергивает СОБСТВЕННУЮ руку от СОБСТВЕННОЙ же («Блядь! Блядь!! Блядь!!!») задницы и смотрит на нее в диком изумлении. Такой бесчеловечной низости и предательства он от нее не ожидал. Это просто невозможно! Нет. Нет… «Этого не было. Я этого не делал! Просто забыть. Просто…». В завершении омовения Стайлз опирается на стену правой рукой, а левой («Во всех, блядь, смыслах – «левой»!») – достается вся тяжелая работа по уходу за опороченным ею телом.

- Если подросток надолго закрылся в ванной, значит, он там потом заодно и вымоется. – Слышит Стайлз ехидный голос отца, подходя к лестнице. И пытается не покраснеть. – О, Стайлз – ты всё? Тогда проводи в душ Дерека и дай ему полотенце – какое-нибудь из твоих любимых. Он заслужил.

- Неужели? – Огрызается Стайлз, стараясь не смотреть в глаза поднимающемуся ему на встречу оборотню, который на ходу снимает перемазанную в чем-то пыльном и гаражном футболку. – А он уже к нам совсем переселяется, да?

Шериф не удостаивает сына ответом и гремит чем-то на кухне, а Дерек, поравнявшись со Стайлзом, неожиданно наклоняется, зарываясь носом ему в волосы, издает странный мурлыкающий звук и, как ни в чем ни бывало, проходит мимо. Стайлз думает о том, что жизнь всё-таки прекрасна. Не его, конечно, но всё же…

***

@темы: слэш, Дерек/Стайлз, Teen Wolf, "Чтобы быть с тобой", фанфикшн

URL
Комментарии
2012-07-08 в 11:30 

liliya85
если тебе не нравится этот мир, придумай свой! Dum spiro, spero...
Salomeya0801, спасибо за такое увлекательное продолжение!!! Видимо у Дерека будет своя стая)))
Счастливого отдыха!!!!

2012-07-08 в 23:25 

М*айрин*ри
"Стоит только связать человека и он тут же начинает обращать на тебя внимание"/Торчвуд
Ох,я вот не зря подключила наконец интернет на телефоне,чтобы даже в отпуске иметь доступ к вашему творчеству)такая вкусняшка)
у меня в голове вертится тысяча и один вариант,почему Дерек ушел?и разве альфа может уходить?и "дошло" ли до стаи,кто пара Дерека?и т.д.)но думаю,ваш вариант будет более увлекателен,чем все мои дикие идеи.спасиб)

2012-07-11 в 02:00 

UnDi
игнорирую мир или мир игнорирует меня.©
Это потрясающе!!!!!!!!!!покорно жду проды..заинтриговали))

2012-07-21 в 18:31 

~Maeve~
Ну а если спросят вдруг, где любимая и друг - промолчи в ответ с улыбкой, пусть никто не видит сердце поседевшим от разлук.
прочитал все на одном дыхании... пожалуйста, очнь ждем продолжения) :heart:
Стайлз, бегущий к Дереку на помощь - это вообще до слез практически :weep3:

2012-07-21 в 23:53 

М*айрин*ри
"Стоит только связать человека и он тут же начинает обращать на тебя внимание"/Торчвуд
О мой бог... спасиб-спасиб-спасиб)))
Так по Вам соскучилась и оч рада, что вы такую вкуснотень принесли) Надеюсь ее будет еще много и много в дальнейшем.

2012-07-22 в 00:15 

liliya85
если тебе не нравится этот мир, придумай свой! Dum spiro, spero...
Salomeya0801, - Мы? – Дерек ласково гладит кончиками пальцев удерживающие его руки Стайлза. Стайлз чувствует разливающееся в животе хмельное тепло и кивает. – Мне нравится это – «мы»…
*нирвана* :inlove:

2012-07-22 в 22:02 

UnDi
игнорирую мир или мир игнорирует меня.©
яповторюсь это прекрасно)))это так классно спасибо Salomeya0801,

2012-07-26 в 21:14 

Оранжевая плесень
а я не сдамся! буду лежать и ждать, пока ситуация не изменится.
Божечки мои, автор - вы истинный волшебник!!!:bigkiss:
Стайлз такой Стайлз! Каждая фраза, мысль, действия это просто прекрасно! Срочно текст на цитаты!
Автор я вас люблю
:white::white::white:

2012-08-01 в 00:33 

Amor omnibus idem (любовь у всех едина)...
Спасибо, мои прекрасные музы! Вы - лучшее вдохновение =)))

URL
2012-08-02 в 14:25 

ДавыдоФФ
Salomeya0801, влюблена в каждое слово. Просто невероятный текст! Спасибо! :hlop::hlop::hlop:

2013-05-01 в 23:27 

ron21
Все эти звезды я дарю тебе – сказал мальчик, ударив девочку железным ведерком по голове.
Всё! Не смогла не написать! Не выговориться! ) Вы кокаиновая дорожка! Вы крек и марихуана вместе с Джеком, который Дениэлс, вместе взятая! Вы меня на себя подсадили, вот уже сутки не могу оторваться, хотя иногда получается даже сбегать по нужде и отвлечься на перекус. НЕЛЬЗЯ ТАК ПИСАТЬ! Это преступление против свободы и силы воли! :kaktus:
А если серьезно вы мастер! Преклоняюсь вашему ЙУМОРУ! Я похоже взялась выписывать ваши цитаты...
Вчера собиралась по-раньше спать лечь, утром уезжать на тяжелый ТРУД и в дождливый МАЙ; часиков в 23:20 подумала, а не прочитать ли мне на ночь сказку в виде главы 1.1... и понеслось ... и вот на часах 4:30 утра :hmm: В итоге день - говно, но я все равно очень счастлива! Спасибо )) Надеюсь конец будет МЕГА! :heart::heart::heart:

   

salomeya0801

главная